Февральский вечер. Суббота. Выходной. Раздаётся телефонный звонок.

На том конце молодая незнакомая барышня стала говорить, что все пропало и только я могу ей помочь.

Оказалось, ее молодой человек, ранее дважды привлекавшийся к уголовной ответственности, уже более двух месяцев находится под стражей по уголовному делу по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ.

Из материалов, с которыми мне удалось ознакомиться после вступления в дело, следовало, что обвиняемый С. 21.12.2019 около 21 часа в микрорайоне Голубая бухта г. Геленджика Краснодарского края обнаружил выпавший из кармана потерпевшего См. паспорт, не представляющий материальной ценности, с находящимися в нем деньгами в сумме 10000 рублей, после чего тайно похитил паспорт и деньги, причинив потерпевшему значительный ущерб.

Причем мой подзащитный успел после возбуждения дела дать явку с повинной, поучаствовать в двух осмотрах места происшествия, где он указывал места, в которых нашел паспорт и спрятал его. Естественно все это он сделал без защитника.

Но при допросе в качестве подозреваемого, предъявлении первоначального «дежурного» обвинения и допросе в качестве обвиняемого защитник, приглашенный в порядке ст. 51 УПК РФ, уже присутствовал – в деле были ордер и подписи защитника в протоколах. В ходе этих допросов, протоколы которых похожи друг на друга как две капли воды, а также на первоначальную объяснительную С., он вновь признал вину и рассказал о хищении паспорта с деньгами.

Один нюанс – оба следственных действия проведены в ночное время без обстоятельств, не терпящих отлагательства.

Какой адвокат по ст. 51 УПК РФ поедет срочно ночью (с 04 часов до 05 часов) участвовать в допросах только что задержанного лица. Никакой. Договорится со следователем на перенос на утро.

Как оказалось, адвоката в действительности при допросах не было, она в дальнейшем не глядя подмахнула протоколы. Тем более, что она даже в тот день (ночь) и дежурным адвокатом не была. Это был момент, над которым следовало поработать. Но этого не понадобилось.

Обратил внимание на то, что событие произошло 21.12.2019, а потерпевший обратился в полицию только 15.01.2020, т.е. через 25 суток. Почему он не сделал этого сразу? Между ним и моим подзащитным произошёл конфликт, перешедший в драку, в ходе которой С. разбил нос потерпевшему, причинил другие повреждения. Причем это было в присутствии третьих лиц. Паспорт выпал из кармана потерпевшего во время потасовки, который и взял обвиняемый.

Почему же дело возбудили по ст. 158 УК РФ, а не по ст.161 или даже по ст. 162 УК РФ? Для полиции это более весомый показатель.

Моя версия — это сотрудники уголовного розыска, составлявшие протокол принятия устного заявления о преступлении, отбиравшие явку с повинной у моего доверителя, проводившие осмотры с его участием, уговорили потерпевшего указать на наличие денег в паспорте.

В это время уже с моим участием новый следователь, которому передали дело, предъявил С. новое обвинение, в котором уже фигурировало две статьи: п. «в» ч.2 ст.158 и ч.2 ст. 325 УК РФ. Т.е. все-таки решили вменить и хищение паспорта.

Мой подзащитный не скрывал, что паспорт он действительно нашел и забрал, а затем уничтожил, разорвав на части. Т.е. ст. 325 УК РФ налицо.

Поэтому я ему предложил признать вину частично: в части хищения паспорта признать, а в части кражи денег – нет.

В связи с этим следователем была проведена очная ставка с потерпевшим.

Потерпевшим оказалось лицо, не имеющее постоянного места жительства, работающее по найму на стройках, злоупотребляющее спиртным.

В ходе очной ставки потерпевший подтвердил свою версию, правда теперь еще добавил, что в паспорте был страховой полис, банковская карта и СНИЛС. На мои вопросы пояснил, что ему подтвердить нечем наличие у него денег в день происшествия. Заработал он их якобы в декабре 2019г. на одной из строек, указать место при этом не смог. Заявление в полицию подал не сразу, т.к. думал найти свой паспорт.

Несмотря на то, что уголовное дело, как говорят, «одноклеточное», сроки расследования затягивались. На это повлиял еще режим принудительной самоизоляции – карантина. Поэтому сроки стражи были продлены судом до 4-х месяцев.

По окончании следствия я стал знакомиться с делом.

Оказалось, что после очной ставки потерпевший привел своего знакомого, который показал, что действительно он с потерпевшим в декабре 2019г. ремонтировали квартиры, за что и получили по 10000 рублей. Ни хозяина квартиры, ни место ее расположения ни он, ни потерпевший конечно указать не смогли.

В деле имелась масса нарушений УПК РФ, расследование проведено, как обычно, поверхностно. Даже лица, присутствовавшие при конфликте между моим подзащитным и потерпевшим, не были установлены и допрошены, хотя это не представляло никаких трудностей, тем более за 4 месяца следствия.

Для придания законности явки с повинной и материалам, составленным без защитника, следователь допросил в качестве свидетелей оперуполномоченного и предыдущего следователя, приложивших руки к этим процессуальным документам, о добровольности дачи показаний обвиняемым.

Все свои доводы о ложности версии потерпевшего, о недоказанности вины моего подзащитного в краже со ссылками на материалы дела я изложил в ходатайстве о дополнении следствия.

Следователь через несколько дней сообщил, что, хотя мое ходатайство и отклонено, уголовное дело возвращено руководителем СО для производства дополнительного следствия.

Т.к. срок содержания под стражей С. истекал, суд его продлил до 5-ти месяцев.

Через три дня после продления стражи следователь вновь пригласил меня для предъявления нового обвинения С.

Результат. Следователь объявляет моему подзащитному в моем присутствии постановление об изменении с согласия руководителя следственного органа меры пресечения с заключения под стражей на подписку о невыезде и надлежащем поведении, его тут же освобождают из-под стражи; постановление о прекращении уголовного преследования в части п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ. Моему подзащитному предъявляется новое обвинение только по ч.2 ст. 325 УК РФ.

Выйдя после из здания ОМВД РФ по г. Геленджику, мой подзащитный долго не мог сказать и пары слов от удивления. Он то уже думал, что его осудят к реальному лишению свободы.

На следующий день мы с подзащитным выполнили требования ст. 217 УПК РФ, ознакомившись с делом, ходатайствовали о рассмотрении дела в особом порядке. Ждем суда.

P.S. Моя версия подтвердилась. Потерпевший оговорил моего подзащитного в части хищения денег – их конечно же не было. О чем и дал показания. Только не стал ссылаться на сотрудников розыска, пояснив, что про деньги решил указать, т.к. хотел получить такую компенсацию с обвиняемого за разбитый нос. Спасибо следователю – молоденькой девочке, лейтенанту юстиции, которая, видимо, из-за непродолжительного срока службы не успела в полной мере срастись с системой и, услышав меня, попыталась разобраться в деле.

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.Постановление о ВУД74.6 KB
2.Первоначальное обвин​ение77.4 KB
3.Протокол явки с пови​нной588.9 KB
4.Постановление об изм​енении меры пресечен​ия758.5 KB
5.Постановление о част​ичном прекращении уг​оловного преследован​ия753.7 KB

Да 22 22

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Шарапов Олег, Савченко Константин, Ларин Олег

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: « Кража чужого имущества (п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ) превратилась в хищение паспорта (ч.2 ст.325 УК РФ), что повлекло освобождение лица из-под стражи на стадии предварительного следствия» 4 звезд из 5 на основе 22 оценок.

Похожие публикации